Вторник, 11 Декабря 2018

Бизнес-портрет: Юридическая фирма «Тimofeev/Cherepnov/Kalashnikov» (T&K Legal)

T&K Legal: Интервью с Управляющим Партнером на тему "Путь к сердцу инвестора. Инвестиционный климат в Нижегородской области"

Timofeev О..jpgВ посткризисный период во всем мире обострилась борьба за инвестиционный капитал, – утверждают эксперты. За благосклонность инвесторов соревнуются страны, регионы, города и отдельные предприятия. С вопросами о том, какими шансами  обладает в этом состязании Нижегородский регион, Центр Инвестиционного консалтинга обратился к управляющему партнеру T&K Legal, председателю комитета по иностранным инвестициям при ТПП Нижегородской области Олегу Тимофееву.

– Как вы оцениваете инвестиционный климат в Нижегородском регионе?

– 2011 год – год реанимации на территории Нижегородской области ряда крупных инвестиционных проектов, приостановленных с 2008 года по причине мирового финансового кризиса. В их числе – проекты компаний SCHOTT и "РусВинил". Несмотря на кризис, все последние три года росли и развивались такие мировые гиганты как Onduline, Freudenberg Politex и Pasebahce. И, конечно, заслуживает восхищения проект компании Liebherr, которая начала строительство завода в самый разгар кризиса и запускает в эксплуатацию первую очередь производства уже в этом году.

Менее масштабные проекты, в первую очередь иностранные, сейчас также выходят на стадию проработки и реализации. Предполагаю, что в течение 2011 года на территории Нижегородской области запустятся еще три-четыре проекта такого уровня как Unilin, Vesuvius Volga и Trelleborg.

Сегодня у нас в регионе продолжает формироваться автомобильный кластер. В связи с тем, что ГАЗ совместно с Volkswagen сейчас запускает ряд интересных проектов, в область продолжают прибывать иностранные производители автокомпонентов. На площадке Горьковского Автомобильного Завода у нас уже работают иностранные заводы: канадский гигант Magna, американская компания Lear, австрийская Collini. Cеть предприятий-производителей комплектующих для автомобилей успешно функционирует в Заволжье. В Нижегородскую область также пришла компания Valeo – крупнейший французский производитель автокомпонентов.

– Если сравнивать Нижегородскую область с другими регионами России по критерию «инвестиционная привлекательность», в чем мы проигрываем, а в чем, напротив, – имеем преимущества?

– У нас есть, безусловно, и плюсы, и минусы – смотря с чем сравнивать. Россия – очень большая по территории страна. Если брать за основу «среднюю температуру по больнице», на общем фоне других регионов Нижегородская область с точки зрения привлечения иностранных инвестиций занимает одну из лидирующих позиций. Так сложилось исторически: сказывается наработанный нами еще в советские времена серьезный промышленный и научный потенциал.

Но если сопоставлять нас с регионами, занимающими топовые места в рейтингах – я имею в виду Московскую, Ленинградскую область, Татарстан, а также Краснодарский край, в который в связи с проведением олимпиады в Сочи стягиваются колоссальные ресурсы, – им Нижний Новгород проигрывает, и по некоторым позициям – очень существенно.

Даже на уровне Приволжского федерального округа мы, к сожалению, не занимаем первого места: нас опережают Казань, Уфа и Самара – наши давние конкуренты в плане привлечения инвестиций.

Так или иначе, каждый регион имеет свои отличительные черты. Наши сильные стороны – это очень сбалансированная нормативная база инвестиционного законодательства, удачное географическое местоположение (близость к Москве, основным транспортным магистралям), которое оптимизирует логистическую составляющую любого проекта. Преимуществом также является наличие трудовых ресурсов высокого профессионального уровня: научная школа по подготовке кадров в Нижнем Новгороде до сих пор остается одной из сильнейших как в нашем макрорегионе, так и в России в целом, если брать отдельные отрасли. Наш город славится подготовкой специалистов в таких сферах, как машиностроение, химическое производство, радиоэлектроника, транспортная отрасль. Все эти плюсы дают Нижегородской области возможность быть одним из лидеров среди российских регионов.

К числу факторов, сдерживающих приток инвестиций в Нижегородский регион, можно отнести ограниченность энергетических ресурсов, а также «непрогнозирумость» тарифной политики, особенно – в сфере электроэнергетики. Известно, что электроэнергетика – один из главных вопросов, которые рассматриваются инвесторами при выборе региона: реализация любого инвестпроекта предполагает резервирование вполне конкретных объемов ресурсов, в том числе и электроэнергетических мощностей. Если эти мощности не гарантируются энергоснабжающими организациями, а органы власти не в состоянии повлиять на энергетиков, у инвестора отсутствует уверенность в том, что бюджет инвестиционного проекта и сроки его реализации останутся неизменными.

– С какими еще проблемами сталкиваются инвесторы при реализации инвестиционных проектов на территории Нижегородской области?

 – На стадии «захода» инвестпроекта в регион, он получает очень серьезную поддержку от органов власти и профильных ведомств, которые сопровождают инвестора до момента запуска производства в эксплуатацию. Как только проект запускается, каждое предприятие попадает под очень жесткий контроль со стороны проверяющих органов (налоговые органы, Росфиннадзор, МЧС, Ростехнадзор, ФМС и т.д.). Многие иностранные инвесторы на этапе принятия решения о реализации проекта в России зачастую не подозревают о наличии у нас такого количества надзорных органов. В их среде бытует некий миф о том, что если инвестор сделал существенный вклад в развитие экономики региона, то на него будет распространяться режим неких послаблений и преференций. Однако это заблуждение: правила для всех инвесторов равны – и для российских, и для иностранных. Просто нужно очень грамотно и правильно оценивать риски, которые могут возникнуть в ходе реализации проекта.

Пример из нашей практики. Представьте: производство на подъеме, открываются новые мощности, приобретаются новые склады и производственные комплексы для реконструкции. При этом не всегда учитывается необходимость государственной регистрации этих объектов как объектов недвижимости, получения соответствующих разрешений на ввод в эксплуатацию. Бывает, что оформлением документации компания занимается параллельно, в ходе строительства, а то и вовсе пытается оформить документы после фактического ввода объекта в эксплуатацию. В итоге зачастую ценой вопроса становится закрытие действующего производства в связи с тем, что не были соблюдены те или иные процедурные вопросы и не учтены законодательные ограничения. Проблема в том, что инвесторы не всегда понимают: для того чтобы объект начал эксплуатироваться, необходимо получить целый пакет разрешительных документов и пройти массу согласований, получить которые они не всегда успевают заблаговременно.

– Возможно, иностранцы привыкли к более простой практике решения подобных вопросов...

– Безусловно. Но не везде, не в каждой стране этот принцип работает. Как правило, до прихода в Россию глобальные иностранные компании уже имеют опыт работы в других развивающихся странах: реализуют проекты в Азии, Африке, Южной Америке. В чем-то экономическое положение этих стран по некоторым показателям сопоставимо с ситуацией в России, однако правила игры там более понятны, логичны и прозрачны. Для того чтобы получить необходимое разрешение, там нужно просто соблюсти ряд определенных параметров, при необходимости – обратиться к услугам экспертов, которые подготовят требуемые документы. И все это уже является единственно достаточным основанием для того, чтобы проект заработал.

У нас же соблюдение определенного ряда требований не всегда приводит к ожидаемому результату: появляются новые проблемы, которые снова приходится преодолевать – собирать новый пакет документов или вносить какие-то изменения в прежний. Наше постоянно меняющееся законодательство, прежде всего – налоговое, таможенное, административное – требует регулярного мониторинга и прогнозирования рисков, связанных с реализацией инвестпроекта. В этом плане в России, конечно, инвесторам работать сложнее.

– Что еще отличает иностранных инвесторов от отечественных?

– Сейчас, в 2011 году уже не приходится говорить о том, что успешные отечественные компании и иностранные кардинальным  образом друг от друга отличаются. Сегодня крупные российские финансово-промышленные группы имеют достаточный опыт реализации проектов международного уровня, с привлечением ведущих мировых экспертов и консультантов. При сравнении инвесторов такого уровня национальные границы просто стираются. Этому способствует и трудовая миграция – сейчас в России работает много иностранных топ-менеджеров, и наоборот: за рубежом наши специалисты не только повышают свою квалификацию, но и работают на ведущих позициях.
 
При всем при этом разница, естественно, существует. Отечественных и иностранных инвесторов отличает принципиально разный подход к принятию и согласованию управленческих решений. В крупных иностранных холдингах используется очень сложная процедура согласования: если в инвестиционный проект с участием дочерней структуры вносится какое-либо изменение, пусть даже незначительное, оно должно быть одобрено материнской компанией, которая находится в другой стране. У иностранцев установка такая: если мы о чем-то долго договариваемся и фиксируем это в наших документах, значит, так оно и должно быть. Поэтому на принятие решений у них уходит гораздо больше времени, чем у российского инвестора, который зачастую может сделать это в течение дня. И не потому, что его штаб-квартира расположена здесь, в Нижнем, или в Москве, а не в Токио или Брюсселе, – просто он по-другому мыслит. Российский инвестор понимает, что если он не сделает этого сейчас, то упустит время, что может привести к необратимым последствиям.

Есть еще одно важное отличие, которое вытекает из предыдущего: бюджет проекта, утвержденный иностранными инвесторами, представляет собой некую конституцию, изменение которой не допускается ни в коем случае. То есть резерва на ЧП, которое может возникнуть, у них просто не существует. Российские инвесторы, напротив, понимают, что бюджет, сформированный на бумаге, надо увеличивать минимум вдвое.

Кроме того, при планировании бюджета они также учитывают издержки на пресловутую коррупционную составляющую. У крупных иностранных инвесторов прямо противоположная позиция: "Нигде и никогда мы не платим денег за то, чтобы о чем-то договориться". Такой бескомпромиссностью известна, в частности, IKEA. К сожалению, в России такая бескомпромиссность иногда заводит инвесторов в тупик. Иллюстрацией может служить ситуация с торговым комплексом "Мега" в Самаре.

– В какие отрасли предпочитают вкладывать деньги инвесторы, приходящие в наш регион?

– В производство автокомпонентов, машиностроение, нефтехимический комплекс, производство стройматериалов, стекольную промышленность.

– Есть ли сферы деятельности, которые они обходят стороной?

– Насколько мне известно, реализацию проекта в Нижегородской области приостановил финско-шведский холдинг Stora Enso, мировой гигант по производству бумаги. Есть серьезные сомнения в том, что проект будет снова запущен. Он был продекларирован в 2007 году, и с тех пор многое изменилось. За несколько лет очень быстро и динамично менялась инвестиционная инфраструктура ряда развивающихся стран, заинтересованных в привлечении инвесторов. И сейчас, после того, как прошел пик финансового кризиса, условия для развития бизнеса в России оказались для инвестора уже не такими конкурентоспособными и привлекательными, как, например, предложения некоторых южноамериканских стран.

Парадоксально: Россия – одна из мировых кладовых по запасам леса, в борьбе за инвестиции крупного производителя бумаги проигрывает Южной Америке! И это несмотря на географическую удаленность южноамериканских стран от Европы – основного потребителя высококачественной бумажной продукции. А связано это с изменением составляющей транспортных расходов в цене конечного продукта, качеством сырьевой базы, уровнем затрат на трудовые ресурсы. Получается, что доставить тонну бумаги в Европу из Аргентины морем дешевле, чем автотранспортом из российской средней полосы.

Россия теперь невыгодна для инвесторов с точки зрения привлечения дешевой рабочей силы: она больше не дешевая страна. Все наши разговоры о том, что у нас очень маленькие зарплаты, с одной стороны, конечно, оправданы, с другой – смотря с чем сравнивать. Я говорю не о Китае и бедных африканских странах, а про сопоставимый рынок трудовых ресурсов развивающихся стран. Если сравнивать с ними, то зарплаты в России неконкурентоспособны – они выше. И жесткие требования нашего трудового законодательства, которое сейчас на все сто процентов стоит исключительно на стороне работника, эту ситуацию только усугубляют.

– Расскажите о деятельности Общественного комитета по иностранным инвестициям. Какие задачи он решает?

– Общественный комитет существует с 2008 года. За это время проведено более 10 публичных мероприятий, участниками которых стали свыше сорока иностранных компаний. В последнее время в заседаниях комитета принимают участие не только иностранные, но и отечественные инвесторы. С 31 мая заседания комитета приняли формат выездных сессий: их участники теперь будут выезжать на действующие предприятия инвесторов, которые работают в регионе.

По сути, Общественный комитет по иностранным инвестициям – это диалог власти и бизнеса, информационная площадка, на которой происходит обмен мнениями, формируется позиция участников заседаний, которая может быть доведена до сведения органов власти и послужить импульсом для изменений регионального законодательства, внедрения той или иной инициативы на федеральном уровне. Для инвесторов это дополнительная возможность познакомиться с представителями различных ведомств, задать им вопросы напрямую.

– Каким видят наш регион инвесторы?

– Наш регион для них – это не только деньги, энергетика, киловатты, проценты, налоговые льготы. Это также социальная среда, в которой им приходится работать. Инвестор – такой же человек, как и мы, он сталкивается с теми же бытовыми проблемами, которые приходится решать нам с вами. Ему тоже надо где-то жить, питаться, отдыхать, на чем-то передвигаться. Поэтому иногда, чтобы повысить инвестиционную привлекательность региона, не обязательно делать что-то специально для инвесторов: надо сделать что-то для жителей города, для самих себя. Если мы сами своими руками не будем изменять облик города, превращать его в комфортную для жизни среду, ничто не изменится.

Мне нравится за границей ходить по городам с картой в руках – там мне все понятно. В нашем городе по карте ходить невозможно: на домах часто не бывает табличек, иногда мы сами не знаем, на какой улице находимся, не понимаем, как сформирована градостроительная политика. Про наш аэропорт даже анекдоты рассказывают. Интересно, кто-то хоть когда-либо видел расписание транспорта, который ходит из аэропорта и в аэропорт? Зато, наверное, все помнят «ненавязчивый» сервис таксистов в зоне прилета!

Еще один минус – необоснованно высокие цены в гостиницах Нижнего Новгорода. Крупные иностранные компании, которые приходят в Нижний Новгород, первым делом обзаводятся съемным жильем для своих сотрудников – даже для тех, кто редко сюда приезжает, потому что нигде в мире так дорого номера в гостиницах не стоят. У нас же стоимость гостиничного номера среднего качества колеблется от 100 до 300 евро! Это очень дорого даже для Европы.

Одна из французских компаний как-то задала нам вопрос: «Есть ли у вас в Нижнем Новгороде дошкольное учреждение, в котором с детьми работают франкоговорящие воспитатели?». Впервые меня посетила такая гордость за наш нижегородский ИнЯз. Казалось бы, все это мелочи, однако из таких мелочей и формируется облик нашего города. Для конкретного инвестора, который здесь будет жить и работать, эти первые ощущения очень важны.

Источник: www.gipernn.ru

Возврат к списку




Отзывы
LEGALNN.ru business services
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Бизнес-портрет


Юристы советуют

Аналитика
Собственники и менеджеры: особенности корпоративных конфликтов
Игорь Колтунов
Какую главную ошибку совершают владельцы бизнеса в работе с наёмными менеджерами? Какие действия наёмных управляющих напрямую влияют на безопасность бизнеса? Как определить, что наёмные менеджеры действуют в интересах владельцев? Отвечает Игорь Колтунов.
Как передать функции единоличного исполнительного органа индивидуальному предпринимателю
Игорь Колтунов
Многие бизнесмены задумываются о налоговой оптимизации, а их юристы - о законных способах такой оптимизации. Чтобы не было вопросов ни у руководства, ни у налоговой. Так вот одним из методов законной налоговой оптимизации является передача функций единоличного исполнительного органа в компании индивидуальному предпринимателю. Учитывая современные реалии, этот способ позволяет экономить немалые суммы. Детали - в детальном материале от Игоря Колтунова.





Консультации экспертов
Форум: сейчас обсуждается